М. Хайдеггер — читатель Эволы

heideggerС некоторого времени и в Италии тема Хайдеггера встает в центре внимания «политкорректных» интеллектуалов. Дебаты открыла публикация в издательском доме «Bompiani» «Черных тетрадей» немецкого философа, а также публикация эссе Донатэллы Ди Чезаре «Хайдеггер и евреи» (Bollati Boringhieri). Излишне говорить, что в медиа итог этого теоретического спора был ограничен клеймлением в неполиткорректности философа, считающегося величайшим мыслителем двадцатого века. Жалуются на Хайдеггера по двум пунктам: принятие ректорства университета Фрайбурга в 1933 и последующих годов, будучи, хотя и ограниченный период времени, членом нацистской партии и антисемитские высказывания в «Черных тетрадях». Хайдеггер не представлен как мыслитель нацизма sic et simpliciter (сам по себе), а осуждаем как «попутчик» гитлеризма и его преступлений. Никто не решается вменить Фрайбургскому философу прямую ответственность, но его обвиняют в попустительстве в культурной среде эпохи и в создании предпосылок для появления диктатуры и антиеврейских преследований.

Полемика была возрождена сегодня, после публикации до этого неизвестной рукописи философа в статье, подписанной Томасом Вазеком, главным редактором философского журнала «Hohe Luft», вышедшей как культурное дополнение к «Frankfurter Allgemeine Zeitung» 30 декабря прошедшего года с названием «Программа духовного переворота» (Ein spirituelles Umsturzprogramm). В статье говорится: «Когда раса теряет контакт с тем единственным, что имела, и что давало ей возможность выстоять — то есть с миром Бытия — тогда коллективные организмы, ею сформированные, независимо от их размеров и силы, неизбежно погружаются в случайность (casualità)». Имеется ввиду цитата из произведения Юлиуса Эволы «Восстание против современного мира» (1934), а если точнее из его немецкого издания 1935 года, перевод которого был пересмотрен поэтом Готфридом Бенном.

Были проведены филологические реконструкции путей Хайдеггера и Эволы и факт в том, что по их итогам, до сегодняшнего дня, в текстах Хайдеггера никогда не были найдены ни эволианские цитаты, ни прямые ссылки, относящие к нему. После открытия Вазеком этого факта, можно сказать с уверенностью: Хайдеггер читал Эволу, что подтверждает так же лидирующая позиция традиционалиста на европейской арене. В тридцатые годы философия Эволы имела широкое распространение в Европе и обсуждалась в интеллектуальных кругах Консервативной Революции. Бенн пишет полную энтузиазма рецензию на «Восстание» в журнале «Die Literatur». Его упоминает  Анжело Болаффи в статье «Heidegger&Evola». Его же «Философ копирует антисемита» («Così il filosofo copiò l’antisemita») выходит в «La Repubblica» 4 января. Болаффи, кажется, согласен с тезисом Вазека, о том, что оба мыслителя видели современность в негативном свете, характеризуя ее как духовное расщепление и социальный атомизм. Для обоих триумф абстрактной рациональности, расчетливого и утилитарного мышления, является причиной упадка европейской цивилизации. Как для Вазека, так и для Болаффи, неопубликованная заметка Хайдеггера является подтверждением близости его теории забвения Бытия с идеей Традиции Эволы.

Таким образом, в двух статьях мы видим движение от критики современности к антисемитизму: спиритуальный расизм Эволы является зеркальным метафизическому расизму немецкого мыслителя. В немецкой культуре Хайдеггер смог бы найти на эту тему много точек соприкосновения, и ему не нужно было бы, конечно, беспокоить Эволу. Кроме того, как таковой антисемитизм не упоминается: Хайдеггер просто имеет ввиду забывание народом этноса, упадок современности и забвение Традиции. Так что, кажется, хайдеггеровская рукопись не делает шаг вперед в рассуждениях о двух авторах, как то утверждает Адриано Щианка в статье «Хайдеггер снова расстраивает хайдеггерианцев: читал Эволу»[1].

Несмотря на желание Вазека и Болаффи увидеть «взаимопонимание» между философами, оно совершенно отсутствует в других случаях, а возможные взаимоотношения мыслителей рассматривается как «необходимость» в узких рамках расизма. Активный антимодернизм, объединяющий двух философ, был недооценен. Может цитаты из «Черных тетрадей» являются недостаточным основанием, чтобы осудить проклятьем Хайдеггера? Было ли необходимо настаивать на вопросе антисемитизма и втягивать в полемику Эволу? Кстати об антисемитизме немца хочется упомянуть мнение Ганса-Георга Гадамера, ученика, отдалившегося от учителя «шамана», и которому была совершенно чужда симпатия к нацизму. На вопрос: «Часто говорят о том, что Хайдеггер антисемит», он отвечает «Это огромнейшая глупость».[2]

Что касается Эволы, то его чуждость биологическому расизму и «стаду» Гитлеровской Германии, не единичная критика Розенберга, уже давно известны. Как отмечал Жан Франко Лами, эволианский путь реализации – «сверх-биологический», который, преодолевая границы «инстинктивного», выводит на восходящую линию, способную оставить за спиной измерение «природного».

Мы считаем, что в огромном море философии Эволы и Хайдеггера можно углубить и обсудить массу других вопросов, которые, из-за их неотложности не возможно больше обходить с высокомерием.

Надеемся, что открытие ранее неопубликованного спровоцирует и другие изучения взаимоотношения Хайдеггера и Эволы. В предисловии к «Оседать тигра» Стефано Дзекки назвал Эволу «философом ответственности» в эпоху расщепления, обнаружившим предел толкования: определившим философа «Бытия» в качестве экзистенциалиста. Сейчас мы знаем, что онтология Хайдеггера содержит и другие истины. Это почувствовала Луиза Бонезио, подчеркивая, что «идеи…Хайдеггера…сопоставимы с идеей Традиции, и почти являются философским изложением эзотерики»[3]. Спекулятивная трактовка Эволы была представлена Франко Вольпи в предисловии к «Эссе о магическом идеализме», в то время как переоценка римского философа еще более радикальным образом была проведена Массимо Дона в ведении к «Феноменология абсолютного индивидуума» и Романо Гаспаротти к «Индивидум и становление мира». Философ венецианского искусства в заключение текста утверждает, что разобраться с Эволой стало «….необходимостью действительно неотложной».

Итак, это интерпретирующее эссе, сближающее Хайдеггерра с Эволой в сфере изучения и поисков, должно подвигнуть на будущие исследования, поскольку, как это было предложено Бонезио, «необходимо понимать, что маскировка Традиции, ее замолкание, должны быть сохранены таковыми, и не иметь иллюзий, на восстановление прозрачности символов», Традицию следует рассматривать как Новое Начало.


[1] http://www.ilprimatonazionale.it/cultura/heidegger-evola-37544/

[2] In A. Gnoli e F. Volpi, I filosofi e la vita, Bompiani, Milano 2010, p. 88.

[3] Evola e la critica della modernità, in www.est-ovest.it, 25 settembre 1998.

Traduzione dell’articolo Heidegger lettore di Evola: http://askrsvarte.org/blog/heidegger_evola/

Segui Giovanni Sessa:

Giovanni Sessa è nato a Milano nel 1957 e insegna filosofia e storia nei licei. Suoi scritti sono comparsi su riviste e quotidiani, nonché in volumi collettanei ed Atti di Convegni di studio. Ha pubblicato le monografie Oltre la persuasione. Saggio su Carlo Michelstaedter (Roma 2008) e La meraviglia del nulla. Vita e filosofia di Andrea Emo (Milano 2014). E' segretario della Scuola Romana di Filosofia Politica, collaboratore della Fondazione Evola e portavoce del movimento di pensiero "Per una nuova oggettività".

Lascia una risposta